КнижнаяПолка_05. Дэниел Киз: Цветы для Элджернона

Вторая книга Дэниела Киза, о которой не могу не написать. Этот роман можно было бы описать одним словом – невероятный, и с чистой совестью завершить сей рассказ. Но, все же попробую нырнуть немного глубже.

Небольшая справка:

«Цветы для Элджернона» (англ. Flowers for Algernon) — научно-фантастический рассказ Дэниела Киза («мягкая» научная фантастика). Первоначально издан в апрельском номере «Журнала фэнтези и научной фантастики» за 1959 год. Премия «Хьюго» за лучший короткий научно-фантастический рассказ (1960).

В дальнейшем Киз дописал рассказ до полноценного романа (под тем же названием), получившего премию «Небьюла» как лучший роман в 1966 году.

Идеи романа формировались в течение 14 лет и были вдохновлены различными событиями из жизни Киза. 

Для меня (как и для многих) книги, которые оставили яркое эмоциональное послевкусие, находятся в отдельной категории, в эдаком зале с табличкой «Осторожно. Высокое напряжение». Напряжение от всех тех эмоций, которые не часто проявляются в жизни. О таких книгах я и пишу. История, описанная в рассказе Дэниела Киза «Цветы для Элджернона» просто невероятным образом затронула меня за живое. Дочитав последние строки, мне кажется, некоторое время я просто пребывала в замешательстве. Коктейль из эмоций, которые настолько смешались между собой, абсолютно не давал понять, что я чувству на самом деле: жалость, грусть, горечь или сожаление.

Знаете, порой у меня случается некая непонятная для меня синхронизация с главным героем того или иного произведения. Читая страницу за страницей «Цветы для Элджернона», у меня все больше и больше нарастало ощущение того, что я и есть Чарли Гордон. Помню, как подобная химическая связь у меня случилась с персонажем из «Американской трагедии» Теодора Драйзера. Анализируя свои чувства к данным героям, задумываюсь о том, почему именно они – такие противоречивые по своей натуре, уж точно не из тех героев, которых будут ставить в пример детям на уроках литературы и говорить, насколько они добры, возвышены и прекрасны. Хотя, безусловно, каждый из них имеет свои добродетели. Найдя же в себе Чарли Гордона, меня не покидало чувство вины по отношению… не к Чарли Гордону, а к себе.

Возвращаясь к книге…

Перелистнув последнюю страницу на душе остался осадок. Осадок горечи и сожаления. И вопросы. Много вопросов. Насколько люди вправе вмешиваться в естественную природу человека, пытаясь изменить его, пусть и с благородной целью. Насколько это может быть оправдано? Насколько в этом вообще есть необходимость? Ответ может быть неоднозначным. С одной стороны – попытка сделать как лучше, а с другой стороны – подвергнуть рискам. Где правда? По мнению самого автора ответ весьма очевиден.

«Больше мне нечего было сказать ни ей, ни другим. Никто не смотрел мне в глаза. Раньше меня призирали за невежество и тупость, теперь ненавидят за ум и знания. Господи, да чего же им нужно от меня?»

После операции Чарли всего лишь хотел стать как все. Обычным человеком. Не отличаться от большинства. Но все вышло иначе. Как часто бывает. Он снова другой, не такой как все. Он снова отличается от большинства. Однако теперь это другая крайность его личности.

Было волнительно читать о тех воспоминаниях, которые стали доступны Чарли после операции и доселе скрывались за ширмой его сознания; о том, как он испытывает новые эмоции и чувства; о том, как пробовал жизнь в ее новых качествах.

Но что бы ни происходило, Чарли Гордон до операции – это единственно-настоящий Чарли Гордон, который был возможен в той реальности. Человек по имени Чарли Гордон после операции – всего лишь личность, которая заняла тело Гордона, пытаясь укорениться и выжить своего владельца.

По итогу все возвращается на круги своя. Чарли Гордон снова становится тем, кем был всю свою жизнь, и даже в своем последнем письме не теряет той самой доброты и искренности, которая всегда была частью его личности.

Иллюстрации из сети.