Интервью с переводчиком: о переводе книг, силе мыслей и реакции казахскоязычных читателей

С Шынар мы знакомы несколько лет. Работали вместе в одном издательском доме. Когда издательство закрылось, все разошлись кто куда, но в соцсетях мы остались друзьями. Периодически я читаю переводы Шынар в ее группе, вижу в ленте новостей посты с публикациями о новых книгах, ссылки на интересные статьи или личные  фотографии.

Листая однажды ленту, я увидела публикацию Шынар о выходе отдельной книги с ее переводами, и мне стало интересно. Доля секунды – и у меня в голове уже готовились вопросы для интервью. Прошло некоторое время, я написала ей об этом, и буквально сразу получила согласие.

На самом деле, как мне кажется, интервью с журналистом и переводчиком Шынар Абильда у меня получилось не столько про работу переводчика, как я думала изначально, сколько о том, насколько перемены в самом человеке меняют мир вокруг него.

Как все начиналось

Началось все с затруднений (улыбается). Переводами я начала заниматься в 2013 году. Я пришла работать в медицинскую газету, где мне было необходимо переводить медицинские статьи. Медицинский язык – язык терминологический, поэтому возникали определенные сложности в переводе, и я все время переходила на психологические статьи, так как переводить их было легче, и к тому же они были понятней для читателей. И это стало для меня своеобразным хобби.

Позже я начала читать книги Робина Шарма, различных коучей, мотивационные, и как-то все пошло само по себе. Смотрю, за год у меня набралось 5 тыс. друзей в Facebook, а было только 300 (улыбается). Мне начали говорить, что пора уже открывать группу или блог. Я стала все переводы добавлять в блог БАҚ.кз и Блогтайм. Со временем они закрылись, где-то я сама все удалила.

Как сейчас помню, 1 января 2016 года я открыла группу «Өзгеріс ойдан басталады» (Прим.: Перемены начинаются с мыслей) в Facebook, с тех пор группа и существует. Сейчас там 18 тысяч подписчиков. Года два назад начала вести Instagram, на сегодня там 9 тысяч подписчиков. Причем я никогда не делала рекламу, хотелось добиться всего своими усилиями.

О названии

Человек меняется, только изменив свои мысли и никак иначе. Если у тебя появились какие-либо изменения, то ты сама притянула эти самые изменения. Мне было сложно поверить в это, пока я не прочитала Луизу Хей, не поделала ее аффирмации, пока не испытала результат на себе. Например, в 2015 году мне читатели советовали переводить отдельную книгу, я эту мысль взяла за аффирмацию, и 2017 году мне поступило предложение перевести Дневник Анны Франк. А в 2018-м уже вышла книга. Потом я поняла, что мысли работают, просто надо на них зациклиться (улыбается).

О журналистике и переводческом деле

Мне кажется, что сейчас журналистика несколько «тормозит». Возможно, у меня нет импульса, стимула или мотивации быть журналистом, а просто так где-то красоваться, наверное, больше подходит для девочек и мальчиков, которым еще нет 30 лет. Когда тебе за 30, хочется чего-то стабильного. Работать не только для себя, а так, чтобы это нравилось и было полезно и другим людям. Наверное, к этому приходишь со временем. До 30 тебе все интересно, ты учишься. Я до 30 лет работала в разных газетах, и для меня это было хорошим опытом. В каждой из них были разные редакторы, которые чему-то меня учили: коротко писать заметки, брать интервью и прочее. Но после 30 хочется чего-то другого.

Я как-то читала то ли блогера, то ли психолога о том, что сейчас нет такой зацикленности на одной профессии, как это было в Советском Союзе. Сейчас все профессии очень быстро меняются и даже не делятся на мужские и женские.

О монетизации хобби

Еще до того, как я открыла группу, мой знакомый коуч Ахметбек Нурсила приглашал меня к себе на тренинги. Я делала для него переводы, и за счет этого он позволял ходить на его курсы бесплатно. Основной темой был бизнес, а меня это мало интересовало. Деньги ко мне не тянутся или я к ним не тянусь, не знаю, но все что я для себя взяла из тренинга – это возможность монетизации того, что ты можешь делать.

Как раз в то время я и открыла группу, стала собирать народ посмотреть, насколько мои переводы читабельны. Часто мои переводы крадут другие сайты. Авторство где-то пишут, где-то нет. Сколько мне приходило по what’sapp своих же переводов (смеется)! Так вот, монетизация для меня означала притянуть к себе издателя или издать книгой все то, что я перевела, и продать. И то и другое у меня случилось (улыбается).

Человек меняется, только изменив свои мысли и никак иначе. Если у тебя появились какие-либо изменения, то ты сама притянула эти самые изменения. Мне было сложно поверить в это, пока я не прочитала Луизу Хей, не поделала ее аффирмации, пока не испытала результат на себе.

Об изданных книгах

В 2017 году  мне поступило предложение о переводе Дневника Анны Франк от издательства Steppe & WORLD. Я сразу согласилась, так как подумала, что девочка она маленькая и мне будет легче ее понять. Текст на русском хороший, не сложный, мне было легко его донести, и я практически не заглядывала в словарь. Бывает, когда переводишь медицинские статьи, шагу не можешь сделать без словаря. Иногда на статью уходит одна-две недели. С книгой у меня все пошло быстро, и я полностью перевела ее за четыре месяца.  Сама книга была написана на голландском языке. Я делала перевод с русского. Сначала издатели хотели сделать перевод с голландского на казахский, но не нашли такого специалиста. Потом стали искать самый близкий перевод с голландского на русский, так как на русском языке есть несколько вариантов перевода этой книги. У издательства был договор с Фондом Анны Франк в Базеле (Швейцария), где находится Дом-музей Анны Франк. Этот музей одобрил один русский вариант Дневника, с которым я и работала. Качество самой книги на лучшем уровне – точь-в-точь как на русском и голландском языках.

Следующая книга, над которой я работала – «Жасампаз жандардын 7 дағдысы» (Прим.: «7 навыков высокоэффективных людей» Стивена Кови). Издательство Steppe & WORLD выкупило разрешение на ее перевод. Когда я уже приступила к работе над переводом, разрешение на перевод перекупило Бюро переводчиков Алматы. Я успела перевести первую часть, и они ее забрали. Дальше раскидали текст разным переводчикам и редакторам и выпустили книгу за  очень короткое время, буквально за месяц. Я думала, что буду переводить ее год (улыбается).

Третья книга – «Жетілудің 7 жолы» (Прим.: «7 путей развития») вышла в соавторстве с Мырзагельды Кемел. Это человек, который всю жизнь занимается переводами. Переводил книги Конфуция, Джона Кехо. Мырзагельды предложил выпустить в соавторстве книгу с нашими переводами, я согласилась. Тогда он собрал все те переводы, которые ему понравились в моей группе в Facebook, сам выпустил книгу и оплатил мою работу.

Издать следующую книгу – «Өзгеріс ойдан басталады», предложило издательство «Қаламгер». У меня уже были подготовленные тексты, которые я разделила на четыре части. Для книги они взяли только одну часть, которая вышла на 150 страницах. Мы решили сделать отдельной книгой вторую часть, она должна выйти в ближайщем будущем, с тем же именем и с той же обложкой. Первая книга вышла быстро, буквально через месяц. Тираж составил 1 000 экземпляров. Сейчас вроде уже ничего не осталось.

В издание всех тех книг, над которыми я работала, я не вкладывала деньги (улыбается). За свою книгу я получила гонорар и определенное количество книг.

О своих книгах

Многие у меня спрашивают, когда я напишу свою книгу. Уже ждут (улыбается). Конечно, я хочу написать книгу. Делая переводы, я нашла свой стиль. Вроде бы уже можно писать самой, но я иду к этому не торопясь. Иногда пишут хорошо и в 20 лет, но мне кажется, чем больше опыта у меня будет, тем лучше я напишу. Идей и сюжетов у меня много, пока все записываю в дневник, где они ждут своего часа.

О сложности издания книг на казахском языке

Издать книгу на казахском языке вообще несложно. Сейчас очень много издательств, и между ними идет конкуренция. Раньше говорили, что на русском издаваться легче, быстрее, более продаваемо, но сейчас благодаря интернету казахскоязычная аудитория лучше осведомлена.

Можно заметить, что в крупных книжных магазинах очень много русскоязычной литературы как казахстанского, так и российского производства, но мало казахскоязычной. Все потому, что в дорогих магазинах попросту невыгодно продавать книги на казахском языке, так как цены на них достаточно высокие и спрос среди казахскоязычной аудитории будет небольшим. Поэтому книги на казахском языке по доступным ценам в основном можно найти в издательских домах.

О переводе книг в стране

Переводческое дело зависло, потому что нет финансирования. Наверное, у нас считают, что легче учить школьников, студентов на русских книгах или покупать их в России, чем издавать самим. При этом школьные учебники переиздаются каждый год из-за постоянных ошибок. Их переделывают, потом издают снова, но они снова с ошибками, и так продолжается из года в год.

Во всех развитых странах выпускают книги, переведенные на язык того государства. Перевод должен идти в ногу со временем. У нас нет субсидирования, нет специальных программ. Единственная программа, которую смогли продвинуть – это «100 учебников в год», инициатива Рауана Кенжеханулы и его бюро переводчиков. Это частная инициатива, но субсидируется государством. Столько книг, сколько перевело его бюро переводчиков, не переводил никто. Там собрались лучшие переводчики и редакторы.  К примеру, в год с китайского языка на русский и с русского языка на китайский переводится 1 000 книг художественной литературы, не говоря уже о деловой или научной.

Возможно, еще одной проблемой являются слабые переводчики. Есть переводчики, которые хорошо знают русский и английские языки, но те, кто хорошо знают казахский язык, мало знают русский и английский. Они переводят на казахский так, что сами казахи порой не понимают, так как делают перевод как компьютер, поэтому огромная работа ложится на редакторов, которые просто переписывают этот перевод от начала и до конца. Но кадровый спрос всегда можно решить, это не проблема…

Самое важное для переводчика – знать в совершенстве языки, с которыми ты работаешь. Можно найти, к примеру, множество людей, которые знают английский язык, но мало тех, кто знает литературный английский, и еще меньше тех, кто занимается переводами.

О переходе казахского языка на латинский алфавит

Все это исходит из того, что наш алфавит с самого начала, когда его составил Ахмет Байтурсынов, был на латинице. Когда мы вошли в состав СССР, его пришлось переделать на кириллицу. Те, кто занимается разработкой нового алфавита, знают тот вариант алфавита, но не берут его, потому что с тех пор много чего поменялось в технологиях. Мир прогрессирует и необходимо создать легкий алфавит, который понимал бы первоклассник. Наши ученые, лингвисты хотят создать латинский алфавит с уклоном в английский, потому что весь мир сегодня держится на английском языке. Тут уже не мне судить, я не лингвист. Но я ратую за то, чтобы алфавит был быстро усвояемым школьниками.

Делать перевод книг на казахский язык и на новый вариант алфавита сейчас, конечно, не имеет смысла, потому что алфавит полностью не утвержден и пока что там есть ошибки. Еще в 2017 году мне несколько раз предлагали перевести книги на казахский и сразу переложить текст на латинский алфавит. Я отказалась, так как даже на тот момент не было ни утвержденного варианта алфавита, ни тем более соответствующей раскладки клавиатуры.

Об особенностях переводческого дела

Почему мне говорят, что у меня хорошие переводы? Потому что я перевожу текст на нашу, казахскую ментальность, чтобы было ближе, понятнее, яснее. Когда переводишь слово в слово, бывает, что отдельное слово не каждый поймет. Обычно у меня предложения очень короткие. Я стараюсь делать так, чтобы перевод был понятен как взрослому человеку, так и школьнику. При переводе каких-то языковых особенностей всегда можно найти аналогичные фразеологизмы или схожие по значению выражения в своем языке.

В художественной литературе свои стандарты перевода. Там, конечно, нельзя так переводить. Если переводишь Ремарка, его никак нельзя сделать казахским, потому что это нечто другое, а надо передать вот ту самую атмосферу произведения, и это очень сложно.

Мне трудно переводить с казахского языка на русский. Раньше я думала: почему так происходит, вроде я хорошо знаю оба языка, свободно владею, говорю на русском с детства? Но, как я потом поняла, все потому, что я думаю на казахском языке, а не на русском. Если я начну переводить текст с казахского языка на русский, то это займет в два раза больше времени, и я больше буду сидеть со словарем.

О минусах и плюсах работы

Самый главный минус в том, что твой труд не оценивается на должном уровне. Переводчику необходимо донести до аудитории ту же атмосферу, которую задал автор, но уже на своем языке, и ты начинаешь думать как за автора, так и за читателей.

К примеру, синхронных переводчиков очень много, и зарабатывают они намного больше, чем письменные переводчики. К тому же есть некие критерии в отношении языков, с которых ты переводишь. Если ты переводишь с русского языка – тебе платят меньше, чем, к примеру, с английского или турецкого. Я как-то работала в отделе дубляжа. Мы переводили кино и сериалы. Были случаи, когда можно было сделать прямой перевод с турецкого языка на казахский, но мы переводили турецкий сериал с русского на казахский, потому что для канала так было дешевле. Хотя было бы проще сделать перевод напрямую, учитывая, что наши языки схожи.

Что мне нравится, так это то, что я могу донести до казахскоязычной аудитории какие-то современные мысли, которые могут быть недоступны для широкой аудитории.

Молодые девушки спрашивают у меня: «Как я должна любить себя, разве это не эгоизм? Нас мама не так воспитывала!». Но ведь каждый имеет право поменять сценарий мамы.

О реакции читателей

Основная моя аудитория – это девушки от 20 до 40 лет. Молодежь мои публикации принимает хорошо. Взрослые мало соглашаются с тем, что касается женской психологии. Женщины постарше, которые сами всю жизнь терпели плохих мужей, плохое отношение к себе, не воспринимают все это, потому что у них нет другого видения. Если в тексте говорится о любви к себе, то взрослые тетеньки и бабушки начинают говорить, что женщина должна любить мужа и служить ему. Но человек не может служить другому, если он не научился служить самому себе. Раньше я спорила с ними, потом перестала. Если у человека нет видения, он не понимает твоих слов, значит, он живет в другом мире.

Молодые девушки спрашивают у меня: «Как я должна любить себя, разве это не эгоизм? Нас мама не так воспитывала!». Но ведь каждый имеет право поменять сценарий мамы. Мы просто привыкли: видим определенный сценарий поведения, и не можем перейти на другой, пока сами не осознаем, что хотим быть другими. У меня было так же. В браке я делала те же ошибки, что и моя мама. Потом, когда я развелась, то поняла, что это были не мои ошибки, а привитый мне образ поведения и мышления. Я делала то, что видела, но потом поменяла сценарий. После развода ко мне пришла психология. Я начала больше читать, больше искать и анализировать те ошибки, которые уже случились в моей жизни.

О женщинах

Есть, к примеру, женщины-карьеристки, которые не понимают, как можно сидеть дома с ребенком, и из-за этого не выходят замуж: боятся засесть дома на долгие годы, думают, что начнут деградировать. Но на самом деле, чем больше у женщины опыта материнства, тем больше она развивается. С ребенком приходят новые эмоции, новое восприятие. Хотя мы и говорим, что это мы, родители, воспитываем детей, но в большей степени все как раз наоборот.

У моей подруги дети один за другим болели бронхитом. Она постоянно работала и оставляла детей то с нянькой, то со свекровью, то с мужем. У нее была цель купить участок и построить дом. Она купила этот участок, построила с мужем дом, а потом сама засела дома с третьим ребенком. Когда она, наконец, оказалась дома с детьми, то они перестали болеть. Им была нужна мама, а она ушла с головой в мужской мир зарабатывать деньги.

Во всех восточных философиях говорят о том, что женщина должна зарабатывать деньги, но в свое удовольствие благодаря той работе, которую она любит, а не просто гоняться за деньгами. Разве эту философию можно сопоставить с нашими реалиями? Когда ты сильно любишь то, что ты делаешь, к тебе приходят деньги, но ни в коем случае не нужно этим кичиться, а тем более хвастаться перед мужчиной. Как-то так…

Фото из личного архива и открытых источников.